Любая школа – как большой организм, должна работать слаженно, чтобы не получилось сбоев. Но бывает ли идеальной организация деятельности? Могут ли дружно существовать разные поколения учителей? Мы попросили двух педагогов рассказать о подводных камнях работы с детьми и другими коллегами.
 
В чем отличие хорошего педагога
Юлия Викторовна, учительница физики из Киева, наши вопроси восприняла очень эмоционально. В школе она работает 18 лет и очень болезненно воспринимает некоторые нюансы общения с родителями учеников, основанное на претензиях и пренебрежении с обеих сторон.
 
 
- Родителей часто не уважают, - говорит наша собеседница. – Многие учителя считают, что им подсунули каких попало детей, и школа мучается. Потому работа учителя - отбыть урок, а не научить. Если встречаете педагога, которому не все равно, который ругает детей за учебу, звонит родителям, требует вмешаться и контролировать выполнение домашних заданий, отправить чадо пересдать двойку, помнит, у кого какие оценки и кто что обещал исправить - держитесь за него и прощайте ему его навязчивость. Этому учителю не все равно, он уже на голову лучше остальных. Учителя, которые учат - бесценны. Но таких сейчас единицы. "Я учил, а он научиться не захотел" - это распространенная отговорка педагогов, граничащая с преступлением, я так считаю.
 
Впрочем, Юлия Викторовна признает - нужны колоссальные организационные и педагогические умения, чтобы научить уму-разуму класс из 35 человек. Да и современные дети отличаются от тех, кто ходил в школу 10-15 лет назад. Они более свободные и эмоциональные, у них за спиной родители, готовые вмешаться и защитить.
 
- И это хорошо! В наше время готовых отстоять ребенка родителей почти не было, – восклицает педагог. - Но учить таких детей сложнее, они не солдатики и не винтики, их будьте добры заинтересуйте и расположите, а система на это не рассчитана. Поэтому и растут частные школы с индивидуальным подходом. И хорошо, что растут, есть альтернатива.
 
 
Но в данном случае речь идет о хороших детях. В случае с хулиганами все происходит с точностью наоборот.
 
- Бывают в классе особенные, сложные в поведении дети. И если раньше можно было на них как-то повлиять, сейчас – нет. Тут вопрос в рычагах влияния. Я за возможность попросить "на выход" из школы человека, который срывает уроки и мешает учиться остальным. Плохое поведение физически мешает работать учителю и одноклассникам, - объясняет наша собеседница. - Но поскольку возможности выгонять из школы хулиганов нет, вы себе представить не можете, что творится иногда в классах. Когда ваш ребенок говорит "все орут и сидят в телефонах" - это не то "все орут", которое было 20 лет назад. Это хуже. Дети физически страдают от шума.
 
Боятся разглашения в сетях
Ребенка, который систематически срывает уроки, сейчас приструнить сложно. Родители детей, которым мешает плохое поведение одноклассника, могут попробовать возмутиться, написать заявление директору, поговорить с мамой и папой хама, а вот учителя ничего действенного сделать не могут.
 
 
- Хулигану никто не скажет ни слова, потому что мама напишет в "Батьки SOS", не разобравшись в ситуации, - говорит Валентина. - Школа реально боится "Батьки SOS", эту группу мониторит департамент. Вот вам пример: родителей не впускают на территорию школы, объясняя это чем угодно - карантином, терроризмом, киднеппингом, воровством - чтобы никто из родителей не снял на камеру и не выложил в соцсети школьный дурдом. Сделать видео большого ума не надо, а Фейсбук раздует ситуацию на две тысячи комментариев и потом - проверки, беседы с учителями, которые ни при чем, выговоры. С другой стороны, конечно, теперь у родителей нет возможности увидеть, что происходит за дверью школы. Знаю, ставят камеры в классе, но это уже чересчур. Работать с детьми зная, что за тобой наблюдает 35 пар глаз родителей очень сложно морально.
 
Камеры в кабинеты ставят родители учеников 1-4 классов – те весь день учатся в одном месте. Вообще, младшая школа, по мнению Юлии Викторовны – это отдельное государство в школе, где царят свои правила.
 
- Радуюсь, что не работаю учителем младших классов, - поясняет педагог. – Мы с коллегами из старшей школы откровенно смеемся над тем, как учителя между собой состязаются за лучшее оформление и техническое оснащение кабинетов. Одной родители школьников купили компьютер, вторая тоже приобрела ноутбук и заказала телевизор. У третьей телевизор уже был, и она сказала, что ей срочно нужна интерактивная доска. В кабинетах всегда идеальный ремонт, новая мебель, все как с картинок. Конечно, это делается с согласия родителей, но какие суммы с них сдирают на оформление кабинета младшей школы – не представляю.
 
 
Мой класс, например, со скромным ремонтом, обои клеила и полы красила я вместе с родителями. Они купили краску, обои и чек мне не показывали. Вы же понимаете, официально никаких сборов денег в школе нет и все, что сдают родители – это "исключительно их инициатива".
 
Палки в колеса ставят коллеги
Учительница из Ровно Ирина Сергеевна рассказала, что вовсе не дети ей портят настроение на работе.
 
- По сложным ученикам ничего рассказать не могу – они у меня все очень хорошие, я с удовольствием иду на уроки, - начала рассказ педагог. – А вот родители сейчас много требуют и считают, что они лучше знают, как нужно учить детей. Еще и цены иногда не сложат своим чадам. Интересуются только оценками в контексте "низкие оценки – плохой учитель". Бывает так, что ребенок очень хороший, а родители сами не знают, чего хотят от школы – на пустом месте претензии, учителя считают врагом.
 

 
Ирина рассказала также о сложностях отношений в коллективе. Они тяжелые – с постоянными сплетнями, завистью из-за успехов или любви учеников, доносами директору с целью навредить.
 
- Самая горячая тема – это распределение часов на год, - говорит педагог. – Без ссор не обходится. В этом году я находилась в отпуске, когда делили часы и была крайне неприятно удивлена, что у меня забрали классы, в которых я вела математику четыре года – с пятого по восьмой. Просто кто-то решил, что я много работы "нагребла". Конечно, я разбиралась с этим вопросом, возник скандал. Свои часы я никому отдавать не собираюсь, потому что поднимаю двоих детей сама, помощи ждать не от кого. Была готова написать заявление об увольнении и уйти в репетиторский центр работать, но директор смогла решить ситуацию в мою пользу. Я к работе отношусь ответственно и хочу, чтобы мой труд ценили. Из-за неуважения опускаются руки.
 
Что касается других педагогов – не все подходят к вопросу подготовки к урокам серьезно. Хороших учителей единицы. А есть такие, кто просто отбывают уроки и им это сходит с рук. Но учеников стабильно высокие оценки в дневниках, потому родители молчат о знаниях.
 
 
- Что касается меня, то дирекции не понравились мои методы обучения, которые, кстати, рекомендует МОН и которые нравятся моим ученикам, - вздыхает Ирина. – Тут и зависть из-за обнимашек с учениками, и из-за моих успехов на выставках. Не дают мои успехи директору спать спокойно. А я вынуждена работать в этой школе, потому что тут со всеми возможными доплатами я получаю 10000 гривен, а в другой придется стартовать с меньшей зарплаты. Просто стараюсь выполнят свою работу хорошо вопреки всему.