Почему люди сжигают себя под стенами судов? В Скадовске скончался 73-летний Аркадий Сергеевич Алексеев (имя и фамилия изменены).  9 августа  пожилой человек подъехал на велосипеде к зданию Скадовского  суда и молча, без транспарантов, лозунгов  и комментариев, черкнул зажженной спичкой по пропитанной заранее горючей смесью одежде… И запылал, как факел.
 
Случайные свидетели срочно вызвали  сотрудников милиции, которые находились буквально в двух минутах ходьбы от сгорающего заживо человека. Те оперативно примчались с огнетушителем и стали, сбивая огонь, тушить  жертву огня. Вскоре прибыла и “скорая помощь”, которая срочно отвезла обгоревшего скадовчанина в реанимацию…
– Однако травмы для пожилого человека были настолько тяжелы! Он получил 95 процентов ожогов третьей степени. Плюс ожог дыхательных путей. Для нас прогноз уже тогда был известен: пожилой человек обречен. Хотя мы делали все необходимое и возможное, чтобы вытащить его с того света,– рассказывает  Валерий Галич, врач-реаниматолог  Скадовской районной больницы. – Но – увы! Травмы оказались несовместимыми с жизнью… В стенах больницы он прожил чуть больше суток...
По словам Виталия Бондаря, начальника районного отдела милиции, по данному факту открыто уголовное дело по статье 130-й,  ведется следствие: “Там замешана какая-то долгая судебная тяжба по земле”, – прокомментировал Виталий Бондарь. 
 
 
Суд...
В Скадовском районном суде ответили, что в производстве суда с участием этого скадовчанина никаких дел нет…И в этом можно убедиться, зайдя на сайт районного суда. И почему пожилой человек поджег себя именно у стен их здания – непонятно. 
“Да нет же, суд был! Только четыре года назад. И все тогда решилось не в пользу Аркадия Сергеевича, подавшего  в суд на соседей, прихвативших кусок земли”, – говорят родственники.
И поясняют, что история это давняя. Обиды копились годами, пока не вылились вот в такую отчаянную форму протеста. Доконали Аркадия Сергеевича и обиды на государство, положившего ему, на его взгляд, – мизерную пенсию, и конфликты из-за земли  с соседями… А он человек ответственный и восприимчивый, все принимавший близко к сердцу настолько, что не выдержал. И тогда он взял в руки некое горючее вещество. (“Экспертиза до сих пор определяе, что это было”, – поясняют в милиции).
 
Пенсия...
Началось все с рассчета пенсии. Проработав почти пятьдесят лет водителем, Аркадий Сергеевич  всю свою рабочую биографию промотался по стройкам. “Работал, как говорится, не для семьи, а для ридной Украины”, – поясняют родные. 
При развале автобазы неожиданно сгорает архив, и все самые лучшие годы при начислении пенсии уходят “коту под хвост”. Аркадию Сергеевичу, ориентируясь на некие сохранившиеся года, начислили 1700 гривень. “В то время, как другие получили по две с половиной тысяч пенсионных. Аркадий Сергеевич очень переживал по этому поводу”, – поясняют. 
 
Соседи...
Огонька добавил и конфликт с соседями. Те, не отступив метра, как положено, от забора Алексеевых, построили туалет. Забор как-то так повело, что некоторая часть алексеевской земли оказалась во владениях соседей. Так они этот “уклон” и вписали себе в приватизацию. “Но мы-то, чтобы поставить новый туалет, вызывали санэпидстанцию. Она нам и указала место для постройки. А соседи не вызвали! Сделали постройки, с крыш которых на нашу территорию постоянно стекала вода”, – говорит супруга погибшего.
 
 
Потоп...
 Потоп – вообще болезненная тема в семье Алексеевых. Три раза из-за проливных дождей их капитально топило. Причем настолько, что Аркадию Сергеевичу даже пришлось проложить своеобразный парапет, чтобы вода не текла в дом. Но до сих пор в одной из комнат пахнет сыростью, гнилью и стоят вспученные от нахлынувшей когда-то воды  полы. При этом, лишь за последний потоп им выплатили компенсацию – тысячу гривень. “Хотела деньги, отложенные от продажи в селе  материнского дома, пустить на ремонт. Но в голове мужа накрепко засела мысль – судиться с соседями… И он настоял на суде”, – рассказывает пожилая женщина. “Я буду действовать только в рамках закона!”, – горячился, по словам супруги, Аркадий Сергеевич.
 
Несправедливость...
Иск в суд подали на главу семейства – соседа, который к тому времени уже умер… И потому ответчиками на судебную скамью сели его дети. Фемида присудила представительнице частной фирмы, проводившей приватизацию и не проверившей, насколько соблюдены правила, выплатить Аркадию Сергеевичу тысячу гривень. Но в пересмотре приватизационных документов суд ему отказал…И туалет на метр от алексеевского забора соседей перенести не заставил. Аркадий Сергеевич посчитал это решение несправедливым. Он решил не забирать не только причитающуюся ему по суду сумму, но и не пошел за собственными приватизационными документами на дом.
 
Впоследствии это пыталась сделать супруга. Однако ей отказали по причине того, что эти документы на частную собственность и потому выдаются они только собственнику. То есть в руки самого Аркадия Сергеевича…
Постепенно жена стала замечать, что обиды, мучавшие супруга, стали как-то тяжело действовать на его психику. Началось настоящее душевное расстройство. Он перестал спать ночами, боялся каких-то преследований, и ему стало казаться, что из-за невостребованных им документов его семью лишат дома. “Останетесь вы без жилья… Все у вас заберут!”, – твердил он.  У него стали появляться навязчивые мысли о самоубийстве. “Я буду третьим!”, – говорил он. 
 
 
Дело в том, что подобные трагедии в Cкадовске уже случались. Так, в 2005 году скадовчанин Иван Кулида сжег себя перед дверью областного Апелляционного суда – в знак протеста против беззакония судей. “Я иду на самосожжение, чтобы защитить несчастных пенсионеров”,– написал перед смертью Иван Кулида. “Надеюсь, хоть этим я вам помогу!”, – были его последние слова. Хоронили Ивана Кулиду в Скадовске. Прокуратура завела уголовное дело по факту доведения до самоубийства, но так и не нашла виновных.
Напомним, что сказал о поступке Ивана Кулиды настоятель церкви Святой Александры протоиерей Андрей Калита: “В истории есть такие случаи, когда человек жертвует своей жизнью ради истины, ради спасения других – тогда это не считается грехом. Тогда это – подвиг”.
 
О жизни человека можно судить по количеству пришедших проводить ее в последний путь. За гробом Ивана Григорьевича Кулиды шел бесконечный поток скадовчан...
 
Не выдержав конфликта с соседями из-за построек, повесилась пожилая скадовчанка, бывшая заведующая одного из городских детсадов. Тоже не пережив решения Херсонского суда не в ее пользу…Так же, протестуя против несправедливостей жизненных реалий  – через “травмы, не совместимые с жизнью”, – решил уйти из этого бренного мира и Аркадий Сергеевич.