Коренастый парень с уверенным взглядом. Всем, кто его знал и любил, таким запомнился сержант Максим Баранов. Максим был скромным парнем - не любил патетики и пафосных разговоров о патриотизме.
 
Но когда Родина позвала, взял оружие и поехал воевать за Украину, сложив голову в бою. И произошло это как раз в День независимости - 24 августа 2014 года.
 
 
У кинолога Максима Баранова все в жизни складывалось хорошо. Служил кинологом в воинской части 3056 (теперь - дислоцированный в Херсоне батальон Нацгвардии), получил сержантское звания.
 
Встретил красивую девушку, и влюбился в нее. Ирина ответила взаимностью, и вскоре пара обручилась. Максим стал отцом прелестного мальчика, и с Артемкой пытался проводить все свое свободное время, хоть его и было немного. Но вот на востоке Украины началась война, и сержант Баранов с боевыми побратимами отправился на блокпост под Амвросиевка Донецкой области. Мог остаться - никто насильно ехать не принуждал. И жена просила: не уезжай. Но боец принял другое решение.
 
- Я неотступно просила мужа остаться - ведь в Херсоне не было родных и близких, поэтому маленького сыночка (Артёмке тогда всего девять месяцев исполнилось) должна сама глядеть. Максим на меня посмотрел и сказал только: «Это мой долг». Причем сказал так, что я эту тему больше не поднимала, - вспоминает вдова сержанта Ирина Баранова. - Между тем, из Донецкой вести приходили все хуже. Уже один из наших ребят там погиб. Муж, похоже, тоже что-то плохое предчувствовал. В августе позвонил, и слышно было паршиво. Но через посторонние шумы уловила: «Прощу об одном - если со мной что случится, только вырасти сына».
 
 
А дальше наступило страшное 24 августа 2014-го. На блокпост, где нес службу Максим Баранов, насели аж два взвода до зубов вооруженных сторонников русского мира.
 
«Нас было там человек сорок, с легким стрелковым вооружением. И били по блокпосту из всего, что было - от минометов к «Градов». Получили приказ передислоцироваться, однако по дороге попали в засаду. Грузовик, в котором ехал Максим, расстреляли вместе с людьми. Я был в другой машине, но она тоже не проскочила - оказался в плену, - до сих пор болит память о тех страшных днях командиру кинологического взвода батальона НГУ, младшему лейтенанту Алексею Коваленко. - Я много позже узнал, как погиб Максим, до сих пор о нем жалею. Он был моим подчиненным - очень добросовестным и серьезным парнем, ярым спортсменом. Признаюсь - нам очень не хватает ».
 
О судьбе Максима родные долго не имели вестей. Ведь почил он в безымянной братской могиле. И только через несколько месяцев ее нашли, а тела перевезли в морг в Запорожье. Где его наконец опознали, перезахоронив на кладбище в селе Сиваше Новотроицкого района Херсонщины - там и сегодня живет мать сержанта. Сыну Максима Баранова мать долго не решалась сказать, что отца уже нет. Только когда поехали к бабушке, мальчик увидел отцу фото на стенах, и стал требовать правды. А когда услышал, разрыдался с криком: «Почему папа не вернется?»
 
 
Боевые же собратья 24 августа до сих пор собираются вместе, и без посторонних тихо вспоминают Максима и всех павших. Такая она, украинская независимость - омытый кровью героев и слезами их вдов.
 
Сергей ЯНОВСКИЙ.
 
На снимке: таким запомнили надолго сержанта Максима Баранова